Птицы Средней полосы
May 6

Отставшая...

Стаи диких гусей круглые сутки летят над бескрайними просторами, зеленеющими перелескам и зеркалами весенних разливов. На поле, в лощине, невзрачная мутная лужа приличных размеров. Перелётные птицы видят в нём прибежище, а потому обязательно садятся отдохнуть. Суетливые, щёлкающие чирки, яркие кряквы, длинноногие кулики и прыткие трясогузки.

Скоро появилась стая диких гусей. Они заняли почти всю лужу. Добрая сотня шумно уселась на воду и берега, разогнав и уток, и куликов, и трясогузок. Гогочут, осваиваются. Успокоились и начали торопливо отыскивать пищу. Вскоре вернулся прочий пернатый народ. Аккуратно присоседились к гусям. Если близко не подплывать, то ужиться можно. Диву даюсь. Вокруг несколько прекрасных прудов, а эта братия теснится в луже.

Гуси набирались сил, прежде чем вновь отправиться в свой непростой путь. Выуживали молодую растительность у самого берега, разыскивая питательный корм, который сейчас для них важное топливо. Пришло время отправляться дальше. Птицы как по команде, с шумом взмыли в небо. Собираясь в клин размеренным махом крыла, каждый занял место в стае. Опытный вожак определил направление, и гуси полетели своим маршрутом.

А она почему-то отстала. Небольшая гусыня продолжала ходить вдоль берега, поклёвывая ещё хилую, но питательную траву. Ранена? Больна? Почему она не стала в клин? Решил подобраться ближе и сделать несколько кадров. Пока сидела стая, не подходил, так как птицы сильно устали. Им нужно было набраться сил, моё появление усложнило бы им жизнь.

Подойти к гусыне задача непростая. Она пуглива. Пощипав травки, замирает, оглядывается вокруг. Приближаюсь не спеша, на корточках, «вприсядку». Как назло, ещё ноги вязнут в размякшей, набухшей от влаги земле. Когда птица смотрит на меня, останавливаюсь. Гусыня держится спокойно, продолжает искать корм. Иногда поднимает голову и прерывисто гогочет, глядя в сторону, куда улетели сородичи.

Вот и осталась одна, шлёпает жёлтыми лапками по раскисшей жиже. Выискивает в ней что-то, торопливо съедает. Замирает. Может прислушивается, ни гогочет ли стая в небе? Не вернулись ли за ней горемычной, колченогой. Нет, не вернулись. Оставили, значит.

Я, наконец, приблизился до минимального расстояния, когда стало понятно, что ещё один шаг и птица улетит. В её движениях уже ощущалось волнение. С этой точки я и решил снимать гусыню.

Остаться в одиночестве жуткая история. Не самые добрые соседи рядом: лисы, собаки. Вообще, гусь сильная птица. В случае опасности может побить крыльями, да и клюв у них мощное оружие. Выживет или нет? Кто знает. Может, прибьётся к следующему клину и, отозвавшись на перекличку, найдёт своё место в новой большой гусиной семье.